Life Story

Одиночество в большом городе

Чтобы согреться ночью, она спросонья кутает свои ноги в носки, а тело в одеяло. А могла бы переплестись с ним в тугую косу и от этого обоим было бы тепло. Могла бы не тыкаться в подушку, как щенок, а нюхать любимую макушку.

Могла бы не листать бездумно смартфон, бесконечно обновляя страничку в соцсети, где уже все новости тысячу раз просмотрены и почти заучены, а читать вслух сказку про хитрого кролика, который ворует морковку именно в тот момент, когда маленький читатель начинает сопеть и уже во сне сам ловит этого хитреца. Даже самая заядлая активистка, самая крутая бизнесвумен, самая активная феминистка мечтает об этом… пресловутом женском счастье. А если кто-то вам категорично заявит: «Неправда, не мечтаю!» – значит, ей еще не тридцать. Потому что после этой магической цифры об этом если не в открытую, то тихонечко, по ночам, мечтают все женщины. Это уже и не психология, это – природа.

Alone in a Crowd

ДЛЯ СЕБЯ, ЛЮБИМОЙ…
Лена – любимая дочь в семье. И не потому что младшая, а потому что родилась, когда ее отцу уже было далеко за шестьдесят. Ее любили, баловали, ничего не запрещали, а она и не просила многое позволять. Будучи всегда в центре внимания в своей семье, она стала тенью в чужой. Она – любовница. Причем от этого статуса отпиралась долго, не решалась ею стать. Ей было 20, когда она начала работать в Федерации бокса. Понятно, что на такой работе мужским вниманием не была обделена. Многие с ней заигрывали, дарили шоколадки и приглашали на свидания, но она, как и полагается девушке из хорошей семьи, крепко держала оборону. И с Эдуардом тоже много лет была на «вы» и на его ухаживания не отвечала. Она не видела в нем мужчину, мужчину своей мечты. Да и разве это мечта: на 15 лет старше, женат, двое детей, живет в другой стране. Но через пять лет (именно столько длилось его наступление) она сдалась. Сначала влюбилась в разговоры с ним, а потом в него самого. В двадцать пять – встречи, пусть и пять раз в год, но за границей, джип в подарок и ежемесячные денежные переводы. Все это казалось пунктами из описания: «Жизнь удалась!»: он любит, она любит, жена не знает, дети взрослые. Всем хорошо. Но в тридцать Лена опомнилась. Семью он никогда не бросит, он сразу обозначил рамки, значит, на ней никогда не женится.

А что останется ей? Машина, которую через день надо ремонтировать, фотографии и сувениры из тех стран, где они с ним встречались? Пока она дарила ему самые красивые и лучшие годы своей жизни, мимо нее пронеслась вереница достойных мужчин, но ведь она любила его одного. А сейчас срочно искать другого мужчину, молодого, не женатого, желательно не бедного и в меру красивого уже поздно. Она хоть и обаятельная, привлекательная, но тридцатилетняя! И явно проигрывает гламурным, неопытным, но двадцатилетним. Лена озвучила Эдику свои опасения, благо от встречи до встречи есть время поразмышлять. Прошла обследования и твердо заявила: «Хочу ребенка!» Уже к следующему их зарубежному свиданию у нее была припасена другая новость: «Я беременна, буду рожать». У него было три месяца, чтобы это осмыслить, и к следующему рандеву будущий папаша даже приготовил спич, мол, ребенок это – хорошо. «Обязательно будет мальчик, ведь у меня уже растут две дочери. И я дам ему свою фамилию и буду вас содержать». Но Лена осадила любимого: «Это девочка! И ей прекрасно подойдет моя фамилия. А насчет содержать – это ты хорошо придумал!» Она, хоть и вполне успешная бизнес-леди, даже не пыталась корчить из себя самостоятельную. Свою гордость и предубеждения она потеряла пять лет назад, когда согласилась быть всегда второй. Она любит и его, и его ребенка, которого совсем скоро родит для себя…

Sad woman in dressing gown

МУЗЫ НЕ ДЛЯ УЗ
Две подружки, Лаура и Рита – преданные поклонницы сериала «Секс в большом городе». И вовсе не потому что помешаны на моде и живут в Нью-Йорке, а потому что в киношных героинях нашли для себя утешение. Мол, если им, богатым и знаменитым, не везет в любви и не с первой попытки удается выйти замуж и родить ребенка, то уж среднестатистическим алматинкам сам Бог велел ходить до старости незамужними и искать. Если не принца, то хотя бы нормального коня. Лауре хронически «везет» на творческих женихов. В двадцать она уже встречалась с режиссером, который после двух лет сериально-страстных отношений, вероятно, воодушевленный и вдохновленный молодой музой, уехал покорять Москву, – там и остался. Без нее, разумеется. В двадцать пять она в каком-то другом ракурсе увидела своего однокурсника и прямо-таки разглядела в нем героя своего если не романа, то хотя бы повести. Как оказалось, печальной.

Они встречались четыре года и даже успели пожить вместе три месяца и трижды съездить в Турцию, каждый за свой счет, но до алматинского загса они так и не доехали. Потому что… потому что однокурсник Виталик слишком творческая личность – он музыкант и ему некогда думать о такой банальщине, как свадьба, а тем более семья и дети. Ему нужно сочинять стихи, писать музыку и петь, но когда банальная ангина вмешивалась в его творческие планы и Лаура отпаивала его банальным малиновым вареньем вприкуску с антибиотиками, он в бреду постоянно повторял: «Женюсь, родишь мне сына». Когда болезнь отступала, клятвы мгновенно забывались, и так четыре года. Пока Лаура не послала своего «гения» на три веселых ноты… И ей бы раньше это сделать, ведь знала она, что его предыдущая муза ждала от него тривиального предложения семь лет, а вместо этого получала лишь серенады под окном! Но потом, насладившись его творчеством сполна, вышла замуж за другого и уже растит двоих мальчишек. Ей просто повезло, что эти семь бесперспективных лет пришлись на совсем юные годы. Чего не скажешь о Лауре: к моменту расставания с депрессивным певцом ей было уже почти тридцать. Год ушел на реабилитацию. В 32 она опять стала музой, теперь уже для театрала. Он молод и вполне мужественен. Но… каждый раз, слыша от подруг вопрос: «Когда свадьба?», Лаура заученно отвечает: «Скоро!» И уверяет всех, что он вполне готов, но оформить отношения мешают бесконечные проблемы, которые, как барьеры в легкой атлетике, стоят перед их логичным финишем. Она уже всерьез начала подозревать, что на него, а может, на нее навели порчу, пытается его уговорить на поход к шаманам. Но молодой интеллектуал в такие глупости верить отказывается и обещает в скорости решить все нюансы.

Лаура покорно ждет и пытается забеременеть… Ее подруга Рита тоже грезит о зачатии. Только вот главный вопрос мучает ее последние два года: от кого? Семь лет она посвятила своему Юре, который вроде и несостоявшуюся в итоге тещу мамой называл, и сам велел Рите терпеть козни от якобы будущей свекрови. Они уже были почти семьей, где ключевое слово «почти». Чтобы его убрать, Юре, по его же словам, нужно было обязательно: 1. Построить дом 2. Устроиться на хорошую работу и, конечно, купить машину, ну как можно жениться без автомобиля? Рита послушно помогала копить на дом, подыскивала подходящую вакансию для будущего супруга и даже деньги на «тойоту» для суженого отдала с выручки от продажи БМВ-шечки, как она сама называла свою старушку, на которой исколесила весь Казахстан. И любимый женился. Но не на ней. Какая-то официантка случайно забеременела, и он, как настоящий мужчина, надел на палец залетной красавице кольцо. И не вспомнил он, что, когда Рита дважды преподносила ему новость о беременности, он, обычно безденежный, сразу становился щедрым и давал деньги на аборт. А сейчас у него растет сын, не ее сын. А Юра по старой памяти пишет Рите любовные SMS. Обычно в два ночи, вероятно, когда отказывает новая официантка. Рита всегда отвечает: «Желаю счастья!» Ей некогда устраивать разборки и вспоминать все, что душит комом в горле. Она погрузилась в свою работу, не забывая видеть в мужчинах не только партнеров по бизнесу. Но нет пока среди них того, от кого можно родить.

БЕДНАЯ НАСТЯ
Даже если тебе совсем немножко за тридцать – нет надежды выйти замуж за принца. А Насте уже далеко за сорок. В двадцать три была трепетная любовь с бывшим одноклассником. Он и жениться предлагал, и с родителями приходил знакомиться, и Настя была руками, ногами и другими частями тела «за». Против была ее мама: «Сопляк! Зачем он тебе нужен? Тебе надо думать о карьере, а не о пеленках и распашонках. А жить вы где собираетесь? В нашей двушке? Или в его времянке, где помимо него еще две младшие сестры?» Этот монолог разделил Настину жизнь на две половины. Каждый раз, заводя новый роман, девушка снова и снова прокручивала пламенную материнскую речь и примеряла своего нового избранника к каждому маминому слову.

Познакомившись с капитаном дальнего плавания, Настя решила плыть за ним, чем дальше от мамы, тем лучше. Она без всяких колебаний за несколько недель оставила все прошлое в Астане и перебралась в Калининград. Устроилась на престижную работу, купила квартиру – и жизнь вроде начала налаживаться. Но моряк не стал бросать свой якорь в ее бухте. Его лодку понесло к новым берегам. Насте долго горевать было недосуг: новая страна, новые люди, новая работа быстро вывели ее из депрессии. Карьера сейчас у нее на зависть многим эмигрантам, только порадоваться за нее, кроме мамы, которая навещает единственную дочь раз в год, – некому. И когда родная гостья начинает пенять, мол, внуков бы, Настя достает из закромов мамин монолог и им отвечает на все просьбы и вопросы о личной жизни. Она уже думала об ЭКО, но достойного донора в ее кругу нет. А беременеть от добровольцев, ей не известных, она категорически отказывается. «Лучше быть одной, чем от кого попало», – как мантру повторяет она себе. К тому же врачи дают ей ничтожные шансы на удачные попытки. Биологические часики слишком быстро протикали. Ее организм слишком быстро «устарел» от недостатка регулярного мужского внимания. И вместо дорогостоящего лечения в центрах репродукции и бесконечных анализов гормонов Настя покупает путевку к океану и летит лечить… душу. Волнами, песком и красным вином, которое она смакует в одиночестве… И каждый раз она обязательно поднимает бокал и тихо, почти про себя, произносит: «За любовь!» Она не может зажать ладошкой морду своим мечтам. Да и кто отменял чудеса? И если даже выйти замуж за принца совсем не светит, есть другой закон: «После сорока жизнь только начинается». Пусть многодетной мамой уже точно не стать, но, в конце концов, чужих детей не бывает. А вот это уже совсем другая история…

Текст: Мария Имаева